Православный медико-просветительский центр 'Жизнь'
eparchia.ru каталог православных интернет-ресурсов
Новости Православного медицинского сервера

 

 

 

 


ПРАВОСЛАВНЫЙ МЕДИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР "ЖИЗНЬ"
при храме Благовещения Пресвятой Богородицы
в Петровском парке г. Москвы
НОВОЕ НА САЙТЕ
Жизнь. Смерть спортсменки: жестокая плата за стероиды
Подробнее...
Жизнь. «Защита и укрепление семьи и традиционных семейных ценностей: Задача Церкви, государства и общества»
Подробнее...
Жизнь. Телефон доверия по вопросам нежелательной беременности и абортов
Подробнее...
Жизнь. Аборт стал "европейской ценностью"
Подробнее...
Anna R. Заявление «О поддержке инициативы Патриарха Кирилла о выведении абортов из системы ОМС»
Подробнее...
Жизнь. Google оштрафован за рекламу абортов в России
Подробнее...
Жизнь. Международный форум «Многодетная семья и будущее человечества» 10/09/2014
Подробнее...
ТОЧКА ЗРЕНИЯ

УНИЧТОЖЕНИЕ СЕМЬИ КАК ОСНОВНОГО ИНСТИТУТА ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Йохан БЕКМАН, Ану ПАЛОСААРИ

Image1 июня 2010 г. в информационном агентстве Международная информационная Группа "Интерфакс" (Interfax Information Services Group) состоялась пресс-конференция на тему: "ЮВЕНАЛЬНАЯ СИСТЕМА НА СЛОВАХ И НА ДЕЛЕ ".

Среди участников конференции были представители Финляндии - страны, где ювенальная юстиция давно укрепилась в своем праве на детей. В чём это выражается конкретно? Об этом рассказали на пресс-конференции гости из Финляндии: Йохан БЕКМАН и Риммы Салонен, Евгения ХИЛДЕН-ЯРВЕНПЕРЯ. Предлагаем вашему вниманию их мнение и объективные данные, изложенные на встрече в "Интерфакс".

Йохан БЕКМАН,
Председатель Антифашистского комитета Финляндии, доктор общественно-политических наук,
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: ПУТЬ К ФАШИЗМУ

ImageСистема ювенальной юстиции - это инструмент репрессий. Опыт проживающих в Финляндии русских женщин и детей показывает, что ювенальная юстиция представляет собой одно из главных орудий фашистизации общества и уничтожения семьи как основного института общественной жизни. Кроме того, ювенальная юстиция - это оружие в руках атеистов, используемое ими для новых гонений на христианство. Наглядным примером этого являются притеснения, которым подвергаются православные христиане в Финляндии. Одной из жертв этих преследований стала, например, Римма Салонен.

Организованная финскими СМИ агрессивная травля Риммы Салонен была частью антихристианской кампании, направленной против Русской православной церкви. Истинная причина того, почему сын Риммы - Антон Салонен, изолирован от своей матери, заключается в том, что этот мальчик, во-первых, русский, и, во-вторых - православный. Факт того, что Римма Салонен уехала в Россию вместе с собственным ребенком, который родился уже после ее развода, стал поводом для организации показательного судебного процесса и предлогом для обвинения в серьезном преступлении. Согласно официальной версии финской полиции, ребенок был похищен и увезен в Россию не Риммой Салонен, а Русской православной церковью. Мы можем привести также в пример другую русскую мать, Анну Куусисто, у которой органы репрессии отобрали четверых детей, потому что семья соблюдала пост, и дети вместе с матерью посещали ночные церковные службы.

Финский закон о так называемом «похищении детей» на практике оказывается инструментом репрессий, применяемым к иностранцам, в особенности - по отношению к русским матерям. Так как согласно законодательству Финляндии никакого письменного разрешения для вывоза ребёнка за границу не требуется, то, практически, кого угодно можно сделать преступником на основании того, что родитель отправился путешествовать заграницу вместе с собственным ребенком. В частности, это напрямую касается русских матерей, которые, безусловно, хотят ездить в Россию вместе со своими детьми. Этих женщин также очень просто можно обвинить в том, что они «шлепают» своих чад, и на этом основании забрать детей и изолировать их от родителей на неопределенно долгое время, - навсегда.

История Риммы и Антона Салонен хорошо известна: идет работа по «дерусификации» несовершеннолетнего гражданина России Антона Салонена. Ему запрещено разговаривать на родном русском языке, ему запрещено молиться, ему запрещено носить нательный крест. Все эти запрещения вынесены официально. Финские власти педантично отрабатывают на маленьком мальчике особую программу ювенальной юстиции: сведения о российском гражданстве и родном (русском) языке Антона в финских учетных реестрах были стёрты, после чего на территории России было осуществлено похищение ребёнка у его матери. В течение месяца мальчика прятали в петербургском консульстве Финляндии, а затем нелегально вывезли его в Финляндию в багажнике дипломатического автомобиля. Это уникальное преступление из истории дипломатии является ярким примером того, что финская ювенальная юстиция действует также и на территории России.

«В деле Антона Салонена финские дипломаты действовали гуманно, законно и справедливо», - вот слова министра иностранных дел Финляндии Александера Штубба. В настоящее время Антон стал заложником правительства Финляндии, политическим заключенным. У него отняли родной язык и веру. Финские власти хотят вырастить из него юного фашиста по своему образу и подобию.

Не так давно чиновники из отдела ювенальной юстиции Финляндии перенесли свою работу в Петербург. Дело связано с планами депортации в Россию маленькой Юли Путконен, которую отобрали в Хельсинки у ее русской матери Валентины. Финский отец девочки, обстоятельствами жизни которого сейчас заинтересовались ювенальные службы, по работе бывает в России, так что при желании девочку могут выдворить из Финляндии. Валентина Путконен - яркий пример русской матери, ставшей жертвой системы ювенальной юстиции, которая отняла у нее уже трех детей! Будучи полностью изолированными от матери, эти дети больше не желают разговаривать на родном языке. Здесь уместно напомнить нашумевшую историю Роберта Рантала, который был изолирован от своей семьи именно на основании существовавшей опасности того, что мальчик поедет в Россию. Однако если у ребёнка в России находится отец-финн, если там имеется финская школа, есть финская няня и присутствует уверенность в том, что ребенок никак не соприкоснется с православной верой и русским языком, (как это и происходит в случае в Юлей Путконен), - финская ювенальная юстиция готова выслать дитя в Россию.

Жертвы финской ювенальной юстиции - это жертвы репрессий, их можно обоснованно назвать политическими детьми-заключенными. Эти дети, вне всякого сомнения, страдают, и страдают они из-за деятельности ювенальной юстиции.

Истинным героем системы финской ювенальной юстиции стал школьник по имени Пекка-Эрик Аувинен (Pekka-Eric Auvinen). Он был образцовым учеником, и его родители никогда не замечали в нем ничего странного. В начале ноября 2007 года, в школе города Йокела, неподалеку от Хельсинки, восемнадцатилетний Пекка-Эрик застрелил девять человек, в том числе и ректора школы. После чего застрелился. Все убийства были совершены им совершенно хладнокровно. Он был образцовым учеником, и никто никогда не заподозрил бы его ни в чем подобном. Накануне своего геноцида Аувинен разместил в Интернете философский манифест, в котором объявил о том, что ненавидит людей и общество. Менее чем год спустя, осенью 2008 года двадцатидвухлетний студент Матти Юхани Саари застрелил в своем училище одиннадцать человек. Саари устроил настоящий Холокост, поскольку сначала он убил своих товарищей, а потом поджег их.

Несомненно, что двигавшая этими массовыми убийцами ненависть к человечеству полностью соответствует той ненависти к людям, на которой работает машина ювенальной юстиции, а также основывается вся антисемейная и античеловеческая система образования. Подобные случаи свидетельствуют об абсолютном безразличии к институту семьи в обществе, где господствует атеизм.

Система ювенальной юстиции формирует по Финляндии настоящую сеть концентрационных лагерей. В стране действует более сотни так называемых детских домов, которые в действительности представляют собой частные тюремные заведения, образованные по типу частных фирм, в которых работают тысячи сотрудников. Если ребенок попадает туда, его уже никогда не выпустят обратно. Дети нужны владельцам этого бизнеса, чтобы с их помощью получать от государства огромные субсидии.

В финской прессе регулярно публикуются полицейские отчеты о розысках подростков, сбежавших из детских домов. В действительности эти политические заключенные хотели лишь вернуться домой, к маме. К своим родителям, братьям и сестрам. Но полиция находит их и водворяет обратно в тюрьму.

Таких детей на сегодняшний день в Финляндии насчитывается более десяти тысяч, причем каждый год их число становится на две тысячи больше. Если пересчитать на десятилетия, то можно говорить о сотнях тысяч детей, ставших жертвами политических репрессий. Эти дети подвергаются в ювенальных концлагерях постоянному психологическому, физическому и сексуальному насилию.

Как и в любой другой политической репрессивной организации, главным правилом функционирования ювенальной юстиции становится секретность: все материалы являются совершено секретными, и доступ к ним невозможен якобы в интересах ребёнка. На понятии «интересы ребёнка» базируется вся репрессивная система. Эти «интересы ребёнка» выражаются прежде всего в том, что дети переходят в собственность государства. Никто не в состоянии контролировать работу репрессивной машины, поскольку все засекречено. Когда в Финляндии было начато расследование дела Роберта Рантала, то выяснилось, что начальник социальных служб города Турку был абсолютно не в курсе происходящих событий, поскольку у него не было права доступа к секретной информации.

Для обслуживания своих репрессивных нужд, организация учредила особую специальность, профессию так называемых «социальных работников». Они могут делать все, что угодно, так как их никто не контролирует. Очень часто социальными работниками становятся садисты, получающие удовольствие от издевательств над жертвой. Их самой главной страстью становится разрушение семей.

Как и в других западных обществах, в Финляндии сейчас права животных в целом превалируют над правами человека. Машина атеизма уничтожает семьи, запирая детей в концлагерях. В это же самое время стало особенно модно защищать животных, быть вегетарианцем, выступать против мясного производства и меховых звероводческих ферм.

Базовым элементом антисемейной пропаганды является пропаганда гомосексуализма. На сегодня важнейшим политическим вопросом для лютеранской церкви стала возможность добиться разрешения заключать браки между людьми одного пола. При этом наша лютеранская церковь применяет репрессивные методы по отношению к тем, кто выступает против рукоположения женщин в сан священника. Таких отлучают и подвергают наказаниям. Самую большую известность в Финляндии получил один священник, сделавший операцию по смене пола и превратившийся из мужчины в женщину! Она (он, оно?) совершает службы и дает интервью журналистам, с помощью которых это существо теперь является публичным образцом для подражания среди детей и молодежи.

В школьную программу введен особый образовательный курс, суть которого заключается в том, чтобы поведать ребёнку об имеющемся у него праве самому выбрать себе сексуальную ориентацию, гомосексуальную или же гетеросексуальную. Нам внушается, будто бы ненормально воспитывать ребёнка в убеждении, что естественная любовь бывает только между мужчиной и женщиной. У ребёнка якобы должно быть право «выбора».

Как и в любой другой фашистской системе, основанной на принципах политических притеснений, двигательными механизмами ювенальной юстиции являются садизм и издевательство. Почему фашисты уничтожали евреев? - Потому что они получали от этого удовольствие. Почему финны крадут у русских женщин их детей, которых затем подвергают пыткам в концлагерях? - Потому что им это нравится. Я лично присутствовал на разных встречах, где имел возможность видеть, какое огромное наслаждение получают представители ювенальной юстиции от страданий детей и их родителей.

В России же ювенальная юстиция представляет собой «пятую колонну», ведущую войну против российских семей и православной церкви. Я думаю, что человек - это все-таки дитя природы, что мужчина и женщина сумеют вырастить своих детей, живя нормальной человеческой жизнью. Целью ювенальной юстиции становится уничтожение семьи. Сделайте все, что в ваших силах, чтобы эта система зла никогда не начала бы действовать в России!

Евгения ХИЛДЕН-ЯРВЕНПЕРЯ
Евгения ХИЛДЕН-ЯРВЕНПЕРЯ
Ану ПАЛОСААРИ,
независимый общественный деятель и правозащитник,
член рабочей группы по политике стратегии и безопасности государства
(партия зеленых)

Перевод с финского языка: Евгения ХИЛДЕН-ЯРВЕНПЕРЯ,
представитель муниципальных органов власти Финляндии от социалдемократической партии,
городской комитет г. Пори по образованию и дошкольному воспитанию

ПОЧЕМУ ФИНЛЯНДИЯ НЕНАВИДИТ ДЕТЕЙ?

В Финляндии вне дома проживает 16 000 детей и подростков. Количество изъятых у родителей детей за последние 15 лет увеличилось на 60%. Политическое руководство страны утверждает, что родители в Финляндии в настоящее время «не имеют представления о воспитании детей».

Это выражение также является общепринятым утверждением, которое используют социальные работники при изъятии детей из семей и распределении их в финансируемые государственными и местными органами власти интернаты и детские дома, являющимися частью коммерческой деятельности муниципалитетов.

Наиболее распространенной причиной изъятия детей в Финляндии не является злоупотребление родителями алкоголем или наркотическими препаратами, как нам пытаются представить.

Согласно данным исследовательского института, наиболее распространённая причина изъятия детей из семей - проблемы в школе (37 %), тогда как злоупотребление алкоголем или наркотическими препаратами составляет всего 10-15% случаев (02.04.2007 публикация Исследований 76).

В Финляндии, известной частыми случаями насилия в семье, детей, как правило, не изымают из домов, где дети реально подвергаются насилию, так же, как и по причине злоупотребления в семье алкоголем или наркотическими препаратами. Данные семьи практически игнорируются органами опеки, в результате чего дети фактически оказываются предоставленными самим себе, т.е. брошенными на произвол судьбы.

В 2005 году в Финляндии вступил в силу новый закон, согласно которому муниципалитет получает материальную помощь от государства за каждого изъятого из семьи ребёнка, на чём муниципалитет может заработать значительные суммы. Детские дома и интернаты поддерживаются исключительно за счёт государственных субсидий. Удивительно, почему Финляндия не хочет поддерживать воспитание детей в биологических семьях, используя амбулаторные методы, а предпочитает тратить в 15-20 раз больше средств на изъятие детей у родителей и содержание в интернатах.

Упомянутый закон от 2005 года вызвал целую лавину изъятия детей, спровоцировав ситуацию, при которой права ребенка и семьи были забыты полностью, нарушаются собственные законы, не говоря уже о международных соглашениях по правам человека. Комитет по правам ребёнка при ООН, обеспокоенный положением семьи в финском обществе, неоднократно обращался за разъяснениями к Финляндии по данному вопросу. Поражает тот факт, что в Финляндии, известной как государство благоденствия, ежегодно из семей изымается детей больше, чем в любой другой европейской стране.

Финская система социальной опеки в качестве одного из методов использует метод раннего вмешательства. Казалось бы, что это должно способствовать уменьшению количества изъятых детей? Однако в Финляндии этого не произошло, напротив, количество изъятых детей на стадии раннего вмешательства только возросло. Подобное противоречие свидетельствует о том, что речь не идёт о помощи семьям со стороны властей, а о намерениях другого характера.

Принятый в 2005 году закон используется муниципалитетами в Финляндии неправомерно. Закон позволяет поставить изъятие детей на поток. Похоже, что финские власти делают бизнес на собственных детях. Детей забирают из дома и направляют в интернат, получая внушительные компенсации. Ребёнок приносит доход учреждению до тех пор, пока не станет совершеннолетним. До достижения совершеннолетия ребёнок не может решать свою судьбу.

Детские дома неохотно принимают детей из семей, где существует наркозависимьсть, во избежание проблем, чтобы не подвергать риску стабильный доход. «Предпочтение» отдаётся детям из порядочных семей - это печальная действительность финской системы опеки.

При принятии вступившего в 2008 году в силу нового закона о защите ребёнка не проводились должные консультации по данному вопросу, что впоследствии подверглось критике со стороны экспертных органов, высказавших предположение, что закон повлечёт за собой проблемы в ближайшие годы и приведёт к негативным последствиям. Экспертные органы выразили мнение, что с принятием нового закона положение семьи и ребёнка значительно  ухудшится. Закон позволяет властям вмешиваться в дела семьи и оправдывает произвольные и необоснованные действия чиновников в отношении семьи и ребенка. Толкование закона на практике оказалось довольно размытым, что позволяет чиновникам свободно интерпретировать ситуацию по своему усмотрению и произвольно определять меры, вплоть до изъятия детей из семьи. Процесс рассмотрения жалоб по поводу неправильного обращения в Финляндии идет медленно. Положительное решение в пользу семьи выносится крайне редко. Правовая система работает аналогично. Представители судебной системы полагаются на авторитет чиновников, не принимая во внимание точку зрения родителей и ребёнка.

В Финляндии изъятие ребёнка из семьи может быть основано буквально на таком факте, что на ребёнке однажды оказалась "грязная" одежда. Кроме того, различные отклонения, как например неврологического или сексуального характера, физические недостатки, умственная отсталость, обучение в классе системы специального образования, отличная культурная или религиозная принадлежность оправдыва.т действия чиновников в отношении детей, что в конечном итоге часто приводит к изъятию ребенку и его определению в детский дом.

Детей с неврологическими заболеваниями принудительно лечат в психиатрических диспансерах, в которых, однако, часто нет должности квалифицированного врача. Таким образом, на практике за детьми в учреждениях никто не ухаживает, и ребёнок предоставлен самому себе. Ситуация усугубляется, проблем становится больше. В собственной семье за ребёнком был бы должный уход, в отличие от учреждений и приёмных семей, где на попечении часто содержится более 10 детей. Никого, похоже, не интересуют проблемы детской психиатрии в Финляндии. Также тот факт, что родитель подвергался насилию в семье, служит оправданием для изъятия ребенка.

В Финляндии изымаются дети у разведённых родителей, если один из родителей подвергся насилию в семье. Таким образом, ребенок и семья вместо одной травмы получают две - сначала проявление насилия в семье и адаптация после развода родителей, затем травма, вызванная действиями органов социальной опеки.

Кроме того, низкий материальный уровень семьи даёт властям право осуществлять контроль. Неполноценная семья (с одним родителем) также может служить поводом изъятия ребенка из семьи. Ситуация с правами человека и ребенка в Финляндии является очень тревожной. Людей классифицируют на отдельные социальные группы на основе внешних индикаторов, что в дальнейшем определяет отношение чиновников к конкретным людям. Семьи, родители и дети, вынуждены находиться под постоянным контролем, становясь жертвами произвола чиновников.

Если хотите сохранить себе ребёнка в Финляндии, вам нужно придерживаться усреднённых стандартов: обычная полноценная семья, хороший жилой район, желательно, собственный дом, вы должны иметь хорошую работу, у вас и вашего ребёнка не должно быть физических недостатков и серьёзных болезней. Финские чиновники любят усреднённость. Все, что выходит за пределы усреднённых стандартов, вызывает тревогу у финских властей. Такой подход губит таланты в стране, т.к. талант является выходом за рамки усреднённости. В настоящее время финские власти заточают таланты в детские дома, уничтожая на корню их проявление.

Тампере, Финляндия, 26.05.2010

 
« Пред.   След. »


фармацевтика