Православный медико-просветительский центр 'Жизнь'
eparchia.ru каталог православных интернет-ресурсов
Новости сайта orthomed.ru
Новости Православного медицинского сервера

 

  • НАШИ РУБРИКИ:
ДУХОВНЫЙ МИР
СЛОВО ПАСТЫРЯ
ДЕЛА МИЛОСЕРДИЯ

 

 

 

 


ПРАВОСЛАВНЫЙ МЕДИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР "ЖИЗНЬ"
при храме Благовещения Пресвятой Богородицы
в Петровском парке г. Москвы
ДЕЛА МИЛОСЕРДИЯ

ДРАГОЦЕННЫЙ ДАР

ImageАлла Андрианова
(Репортаж из Покрово-Селищенского Свято-Варсонофьевского женского монастыря)

Покрово-Селищенский Свято-Варсонофьевский женский монастырь возник на месте одноименного сельского прихода в Зубово-Полянском районе Мордовии 10 лет назад. По указу императрицы Елизаветы Петровны в середине ХVIII века приняли крещение селищенские мокшане. И уже вскоре проявили себя как хорошие христиане, построив сразу два деревянных храма  холодный Покровский и теплый Никольский (1756 г.). До сего времени (в том числе и до революции) был здесь только сельский приходской храм, в годы гонений на Церковь, оскверненный, разрушенный и приспособленный под разные мирские нужды. Однако то, что святыня не только возродится, но и станет известна далеко за пределами Мордовии как монашеская обитель, говорила местная юродивая еще в 60-е годы прошлого столетия. Да только никто понять ее слов не мог - советский народ строил рай на земле - коммунизм.

Молодой монастырь

Община, выросшая из обыкновенного сельского прихода в 1996 году, была обращена указом Святейшего Патриарха Алексия в женский монастырь, который по благословению архиепископа Варсонофия возглавила игумения Варсонофия (Кузмичева). Духовником обители все эти годы бессменно оставался игумен Алексий (Дегаев).

Молодой монастырь скоро вырос в крупное по меркам Мордовии монашеское объединение, удивляющее хозяйственников высокорентабельным производством, а верующих  строгостью иноческой жизни и благолепием богослужения. Но самое удивительное  в монастыре есть детский сад, не приют, как это часто бывает, а именно садик для приемных деток. Конечно, семьи здесь необычные и неполные, составляют их «мамы»  насельницы монастыря и их приемные дочки.

Монастырь занимается земледелием, пчеловодством, животноводством, в том числе разведением экзотических пород птиц. В своей экономической деятельности он опирается на районные инфраструктуры, которые воспринимают обитель как равноправного делового партнера. Монастырское хозяйство является образцом для поселян: все-то у сестер спорится. Заработанные деньги идут на строительство, буквально преобразившее заброшенное село, на нужды монастыря, на дела милосердия.

Построено несколько келейных корпусов, один  с домовой Покровской церковью. Восстановлен основной храм, возводится новая соборная церковь. За оградой монастыря построена двухэтажная кирпичная гостиница для паломников и магазин, который также принадлежит монастырской общине.  За стеной обители  Покрово-Селищенская школа,  это, если так можно выразиться, коллективный прихожанин монастыря, а школьники  главные помощники сестер. И это естественно, так как и среди школьниц есть насельницы монастыря, всего в монастыре постоянно проживают от 45 до 60 человек из многих областей России.

Есть у нас одна девочка  дочка священника из Ярославской области,  рассказывает игумения Варсонофия,  приехала она погостить, да так и осталась. Девять классов здесь окончила, поет у нас на клиросе и несет послушание в швейной мастерской. Это девочка домашняя, она может уехать к родителям, но есть у нас и «свои» дети, совсем маленькие и обездоленные, брошенные своими родными родителями, больные.

Монастырский детский сад

Лучше бы об этом рассказала монахиня Иеринея, которая возглавляет детский сад. Но она сейчас на богослужении. А поэтому смотрите, а что захотите узнать, спрашивайте, обратилась ко мне матушка Варсонофия, когда я попросила ее рассказать об этих детях и о монастырском детском садике.

Я смотрела, как девчушки постарше в голубеньких ситцевых платочках сидели за столом под раскидистым дубом и рисовали, помладше  ковырялись в песочнице, качались на качелях, но, увидев игумению, обступили ее, протягивая свои рисунки, приговаривая: «Матушка, матушка наша...»

Всего девчушек в садике восемь, рассказала матушка Варсонофия, не все они у нас сразу появились. И сама идея детского сада при монастыре не враз воплотилась. Просто к общине стали «прибиваться» обездоленные дети. Детки подрастали, община превратилась в монастырь, а проторенная дорожка для беззащитных и хлебнувших горя детей не заросла. Стали брать на воспитание девочек из соседней Рязанской области из Дома ребенка.

Корр.: Как совместить воспитание детей, часто больных и запущенных, как принято говорить, «тяжелых» маленьких девочек и монастырские послушания? Останутся ли воспитанницы, когда вырастут, в монастыре или уйдут в мир? Смогут ли они в миру найти свое место?

- Для монастырской жизни нужен особый талант, а для жизни в миру  свои навыки. Чтобы разом решить эти вопросы, сделали мы по благословению владыки Варсонофия при монастыре детский садик, в котором почти всё, как в обыкновенном детском дошкольном учреждении  и «мамы» у девочек теперь есть, только они монахини.

Корр.: Какой распорядок дня в этих необычных семьях?

- Днем у монашествующих свои послушания, как у работающей мамы, а вечером, после богослужения, берут они своих деток из монастырского детского сада. Детки в монастыре, как дома. Не в отдельной квартире, конечно, но с «мамой» в отдельной келье живут. Есть у каждой девочки своя постелька, свой уголок с игрушками. А мамы, как обычно, все хлопоты несут по уходу и воспитанию, в магазин разве что ходить им не надо и трапеза общая, но по мелочи: постирушки, сказка на ночь, келейное правило  это все есть. Сейчас у нас 8 малышек и 10 школьниц. Детский сад расположился прямо за оградой монастыря и недалеко от школы. Здесь, как и в любом детском учреждении, есть и нянечки  их две, и воспитатели, и музыкальный работник, приходит медсестра. Есть у нас теперь и зубной кабинет, а подросшие монастырские девочки-школьницы часто посещают малышек, нянчатся с ними как старшие сестры.

Хожу по детскому садику, смотрю вокруг: светлые, уютные комнаты для игр и занятий, много цветов, есть здесь и золотые рыбки, и волнистые попугайчики, игрушки, книги и, конечно, иконы в красном углу. Глаз радуется.

Детки в садике целый день, поясняет матушка, маленькие они, поэтому в храм идут только на помазание и к причастию в воскресенье и, конечно, в дни церковных праздников. А так целый день в садике. И все в садике как и должно быть в детском учреждении, только все начинается и заканчивается  молитвой: и трапеза, и занятия, - и тихий час.

Дети, видно, были нам рады и с удовольствием пропели молитвы и хороводные песенки под аккомпанемент фортепьяно.

- Нравится вам здесь? - спрашивает меня одна из инокинь, сопровождающих нас. Мне здесь действительно понравилось.

- Тепло и уютно по-домашнему, - отвечаю, - хорошо и весело. Мне нравиться.

- А нам тяжеловато бывает слышать это веселье, пляски, вздохнула она как-то совсем не тягостно, весь этот гам молитвенное уединение нарушает, но... ее глаза лучились искренним добрым чувством, детям здесь хорошо, а это главное. Они здесь под защитой Господа.

- Многие из нас в миру не имели детей, поддерживает матушка Варсонофия, а теперь, удалившись от мира в монастырь, мы детей обрели...

«Новенькая малышка»  трехлетняя Катенька  обхватила матушку за полы рясы, а та подняла ее и прижала, как драгоценный дар. Белокурая крошка взяла матушкин крест и поцеловала.

Как такое создание можно бросить? матушка поцеловала девочку и поставила в общий круг.


Они друг друга вылечили

А потом рассказала о тех, что появились в монастыре несколько лет назад, о первых детсадовских детках.

- Этих девочек привезли, когда была служба.  Окончилась литургия, мы к батюшке: «Благословите!».

- Привезла? - спросил батюшка.

- Привезла, - говорю.

- Ну как они? Какие?

- Обычные дети. Вот только одна  Марина  очень больна, без лекарства не живет, очень, говорят, нервная. Нам наказали купить ей таблетки. Батюшка, я без Вашего благословения не стала покупать, не дала ни одной таблетки в дороге. Что делать, ехать в аптеку?

- Не дала, говоришь? - взглянул на меня батюшка вопросительно и помолчал. Молился, это мы знаем...

- Не дала - и хорошо. И не давай больше, - сказал он твердо.

Так и живет наша Мариночка у нас два года без таблеток. И ничего, и спит, и ест с удовольствием. Врач-невропатолог наблюдает ее, но не настаивает на таблетках.

- Вот она, посмотрите! Она у нас самая крупненькая.

Мариночка пела со всеми другими девочками: «По малину в лес пойдем...», хлопала в ладоши, кудряшки из под платочка выбивались и плясали в такт.

- Есть у нее здесь и мама - мать Иоанна, ей 80 лет. Марина была очень тяжелым ребенком, без конца кричала, ничего не понимала, ходить не умела толком - это в три годика. А сейчас посмотрите.

Девочки кружились в танце, а Марина самая толстенькая, но бойкая плясунья, казалось, особенно старалась.

- Надо сказать, - продолжила матушка Варсонофия, - что и мать Иоанна до нее без конца болела: то руку сломает, то ногу, то у нее давление высокое, то низкое. - 80 лет - не шутка! - А как за Мариночкой стала ухаживать... - мы все взглянули на круглолицую Марину, а я подумала, что нелегко старенькой бездетной монахине пришлось послушание «мамы»  так вот, все эти года ни разу в постели не лежала, некогда. Они друг друга вылечили.

Детки тем временем закончили этот непредвиденный концерт, поклонились, порадовались успеху у зрителей и отправились ужинать. Помолившись, сели они за вечернюю трапезу, а мы с матушкой направились в богадельню. Что малому, что старому в немощи нужна помощь.

- Вот это наш огород, это - теплицы, это - наши поля, показывает матушка, а это наши дома. Здесь живут те, кто работает на скотном дворе. Подоят они рано утром коров, а потом отдохнут. Хозяйство у нас немаленькое. Более 300 голов овец, коровы, куры, утки, гуси, две лошади, есть даже ослы (вернее, осел и маленький ослик). Сеем всё: и рожь, и пшеницу, и овес, и вику для себя, для скотинки и на продажу. Есть в монастырском хозяйстве пчелы  30 семей. А это и мед, и лекарство на основе пчелиного меда, трав и прополиса, и воск для изготовления свечей. Всем этим хозяйством наши сестры занимаются при помощи паломников и трудников, да и местные жители помогают, рабочих нанимаем. Своим трудом кормимся и кормим наших деток: и «старых» и малых. В богодельне у нас 8 человек  все они чада отца Алексея.

 

Отец Алексей

Когда в 90-е годы стали возвращать храмы, тогда и здесь, в селе, стали хлопотать о передаче верующим церковного здания, в котором в советские годы располагался клуб. Выхлопотали здание. Начал здесь служить отец Алексей. Люди вокруг него собираться стали, получать духовное утешение. Тогда Мордовия и Пензенская область входили в одну епархию, так что многие здесь пензенские, кто с батюшкой приехал, кто позже, кто из местных пришел. Вскоре оказалось, что среди нас уже 8 монахинь. Стали хлопотать о создании монастыря. Так что наш монастырь  новый, его до нас не было.

Корр.:У Вас, матушка, в монастыре семейный детский дом. Я о таком слышу впервые. Есть государственные детские дома, церковные приюты, семейные детские дома, но о монастырском детском садике слышу впервые. Если, повзрослев, девочки не захотят остаться в монастыре, смогут ли они адаптироваться в миру, сумеют ли создать семьи? Не секрет, что выпускники детских домов, как правило, пополняют уже своими детьми детские дома, и расхожей фразой стало в такой ситуации: «Нас государство вырастило и наших детей вырастит»

- Детей мы берем совсем маленьких и, как правило, не очень здоровых. Стараемся их выхаживать, воспитывать, давать представления о духовной жизни. Они с самого раннего детства уже понимают, что такое причастие. Конечно,  всю службу им не выстоять, но к причастию няня их ведет в храм...Трудно сказать, как все может обернуться, но сейчас им нужна защита, и мы что можем, с помощью Божией делаем. Не монастырское дело детей поднимать, но время не терпит, погибают дети. Когда подрастут, они смогут учиться в сельской школе, в которой и теперь наши подопечные учатся. У нас у каждого свое послушание, без дела у нас никто не сидит, даже дети, все в меру сил своих трудятся: кто в трапезной, кто на огороде. А самые маленькие нас радуют праздничными концертами. Много ли дети могут сделать? Скорее от их помощи взрослым больше хлопот, но это необходимо: дети должны вместе со взрослыми и трудиться, и молиться, тогда это станет их общим делом.

Вот так мы и живем. В 2006 году монастырю будет 10 лет  первый юбилей. Приглашаем посетить нашу обитель.

Монастырские праздники: свт. Варсонофия, - Казанского чудотворца (17 (4 по ст. ст.) октября и Покров Пресвятой Богородицы ( 14 (1 ст.ст.) октября). 

Адрес: 431001 Россия, Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, с.Покровские Селищи, тел.(258) 3-84-20. Проезд до станции Зубова Поляна ( из Москвы с Казанского вокзала), далее пригородным автобусом. В монастыре есть библиотека, которая нуждается в пополнении святоотеческой литературой.

 

Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image

 
« Пред.