Православный медико-просветительский центр 'Жизнь'
eparchia.ru каталог православных интернет-ресурсов
Новости сайта orthomed.ru
Новости Православного медицинского сервера

 

  • НАШИ РУБРИКИ:
МЕДИЦИНА
БИОЭТИКА
СОВЕТЫ ВРАЧА
КЛАДОВАЯ ПРИРОДЫ

 

 

 

 


ПРАВОСЛАВНЫЙ МЕДИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР "ЖИЗНЬ"
при храме Благовещения Пресвятой Богородицы
в Петровском парке г. Москвы
БИОЭТИКА

ПРАВО НА ЖИЗНЬ

Священник Александр Ильяшенко
Священник Александр Ильяшенко
Священник Александр Ильяшенко
В-Ж №3 (34)

В наш разговорный обиход давно и прочно вошло слово «аборт». Современное общество относится к аборту удивительно легко. На самом деле, аборт  это такое же злодеяние, как смертная казнь невинного человека.

Казнь - это лишение жизни преступника, грубо покусившегося на законы общества. Для совершения казни требуется судья, выносящий смертный приговор, и палач, приводящий этот приговор в исполнение.

Аборт - это лишение жизни (с согласия и одобрения общества) беспомощного, крошечного человеческого существа, чья "вина" заключается лишь в том, что его отец и мать не желают появления на свет своего ребенка. Роль судьи, выносящего смертный приговор, играет мать, а роль палача  врач-гинеколог.

Вопрос о препятствии рождению детей стоял во все времена. Характерно, что нравственными людьми во все времена он решался одинаково.

Отец древней медицины Гиппократ рассматривал плодоизгнание как безнравственный поступок, недостойный врача. В присяге, которую принимали врачи школы Гиппократа, сказано: «...я не вручу никакой женщине абортивного пессария». А ведь Гиппократ был язычником и жил за несколько веков до Рождества Христова.

В Римской империи «женщина и лица, способствовавшие производству аборта, строго наказывались».

Участие в совершении аборта является нарушением принципа «Не навреди», известным из глубокой древности.

Церковь всегда относилась к аборту, как к смертному греху. «Посему и дающие врачество для извержения зачатого в утробе, суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы.» (Святой Василий Великий. Правило 8). Правила этого великого святого приняты как Церковные каноны, которыми руководствуются верующие на протяжении более полутора тысяч лет. В средние века аборт квалифицировался как тяжкое преступление, аналогичное убийству родственника. «В XVI в. почти во всех европейских странах (Англия, 1524; Германия, 1533; Франция; 1562) производство аборта каралось смертной казнью, которая впоследствии была заменена каторжными работами и тюремным заключением. Такое положение сохранилось во многих странах вплоть до первой половины ХХ века».

В дореволюционной России аборт был запрещен. Однако в РСФСР наказания за производство аборта были фактически отменены в первые же дни после Октябрьской революции.  Большевистское руководство в ноябре 1920 г. узаконило отмену наказания за произведение абортов. Тем самым это, по сути, антинародное правительство, объявившее Церковь и Православие врагами пролетарской революции и обрушившее на верующих неслыханные гонения, первым в мире законодательно разрешило аборты.

Тяжелейшие потери, которые понес наш народ в результате гражданской войны, голода, раскулачивания, репрессий, привели к тому, что в тридцатые годы политика партии и правительства изменилась на прямо противоположную. Официально это объяснялось ростом благосостояния трудящихся. «В результате роста благосостояния советского народа и с целью повышения рождаемости 27 июня 1936 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным и т.д.» Лица, нарушавшие закон, привлекались к уголовной ответственности».

Единственный раз за всю историю Советского Союза рождаемость в СССР вышла на дореволюционный уровень. Это было после окончания Великой Отечественной войны, когда в стране царил необыкновенно высокий патриотический и духовный подъем. Победа в Великой Отечественной войне была достигнута не только благодаря напряжению всех человеческих сил, но и благодаря чудесной помощи Божией. Именно поэтому и оказалось возможным то, чего никакая другая страна мира совершить была бы не в состоянии. Ни Англия, ни Франция, ни Америка не могли остановить чудовищную мощь фашистской Германии. Это оказалось под силу только русскому народу.

Духовный подъем, который был связан с победой, одержанной в этой тяжелейшей, кровопролитной войне, был обусловлен еще и тем, что Русская Православная Церковь получила некоторую свободу, и благотворное влияние православной веры на народ возросло, для многих став определяющим. Эти нравственные факторы способствовали росту рождаемости и быстрому восстановлению численности населения. Необходимо отметить, что в росте рождаемости значительную роль сыграло и то, что в тот период аборты были законодательно запрещены.

На сегодняшний день мы имеем совершенно иную картину. И в нашей стране, и за рубежом принимаются всё более либерализованные законы, по духу тождественные большевистским. Общественное мнение, формируемое законодателями и СМИ, подталкивает женщину к аборту, одобряет её решение, как единственно правильное, стремится избавить и ее, и медиков от укоров совести, потому что то, что они совершают, разрешено государственными законами и министерскими инструкциями.

 

Это была моя дочь

Предположим, как это часто бывает, женщина идет на аборт под давлением тяжелых жизненных обстоятельств. Пусть все, даже самые близкие люди, даже отец ребенка, толкают ее на этот роковой шаг, все равно, окончательное решение принимает она сама, и всю тяжесть расплаты ей приходится нести самой и, как правило, в одиночестве.

«Моя трагедия началась в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав, так называемый, поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: «Нэнси, может, ты ещё передумаешь?» Аборт  это была с самого начала только их идея.

Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился.

Тогда я пошла к врачу и спросила: «Что мне делать?» Он посмотрел на мой живот и сказал: «Я удалю немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш». Я спросила: «И это всё?» То, что я услышала, звучало обнадеживающе. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть моего живота, я возненавидела себя. Что было силы, я хотела закричать: «Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!» Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок в агонии бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила: говорила, что не хотела этого, что хотела, чтобы он жил. Но он умирал. Помню его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. Рано утром я родила мёртвого ребёнка. У него уже были волосы на голове, глаза

его были расплющены. Я сама родила свою девочку, и я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату еще одну беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это было как ножом по сердцу. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины...».

Нередко в храм приходят и старые, и молодые женщины, которые плачут и каются в том, что неоднократно совершали аборты. Смотришь на немолодую женщину, на ее большие, натруженные руки, спрашиваешь: "Ведь ты же всю жизнь трудилась и тяжело трудилась. Неужели не смогла бы поднять еще трех-четырех ребятишек?". Плачет и отвечает: "Смогла бы. Если бы я только знала! Но я была молодая, некому было меня научить тогда".

Представим себе фильм ужасов, в котором какой-нибудь маньяк приходит к матери, протягивает ей остро отточенный нож и говорит: "Зарежь своего ребенка! А если ты его не убьешь, я убью тебя!". Уверен, что любая мать согласится скорее умереть самой, нежели лишить жизни свое дитя. Но чем же неродившийся ребенок отличается от родившегося? Как же можно лишать его жизни?

Каждая женщина, решившаяся на этот шаг, должна знать, что аборт - это не просто хирургическое вмешательство, а действие, убивающее ребенка, живущего внутри нее. К большому сожалению, в современной медицинской литературе почти невозможно найти какие-либо сведения о негативных последствиях аборта. Вот и получается, что женщины идут на операцию под название «искусственное прерывание беременности», практически не имея представления о тяжелых последствиях этого бесчеловечного вмешательства в их жизнь.

Они не знают, что аборт часто приводит к бесплодию, выкидышам, преждевременным родам и что дети женщин, делавших аборты, имеют проблемы со здоровьем. С течением времени для многих женщин само воспоминание о сделанном аборте вызывает настоящие нравственные муки, которые приводят, к так называемому, постабортному синдрому. Это медицинское название эмоционального и психического нарушения, возникающего у многих женщин, перенесших аборт.

Бывают случаи, когда аборт, вызывающий у женщины сильный стресс, является одновременным толчком, стимулирующим развитие уже имеющейся у нее болезни, которая может иметь смертельный исход. Подобный пример мы находим в книге французского врача-дерматолога А. Магир «Кожные болезни как вестники души». Автор сообщает о 22-летней женщине, страдавшей тяжелым кожным заболеванием и депрессией, которая умерла от болезни кожи, но фактически от аборта, спровоцировавшего острое развитие заболевания. Для многих медиков подобные последствия аборта являются полной неожиданностью.

 

Ответственный за 75 000 абортов

Несколько лет назад появился видеофильм «Безмолвный крик». Современная ультразвуковая аппаратура позволяет получать четкое изображение плода в материнской утробе. Можно различать черты его лица. Видно, как он двигается, как сосет пальчик, как в безмолвном крике открывает рот, когда к нему приближается инструмент, чтобы разрушить его плоть и извлечь из утробы матери. Отрывок из лекции д-ра медицины Бернарда Натансона, автора этого фильма, мы предлагаем вниманию наших читателей.

«Многие из вас уже слышали обо мне как о директоре самой большой в мире клиники абортов, известной под «красивым» названием «Центр репродуцирования и сексуального здоровья». Находилась она в Нью-Йорке. За те два года, когда я руководил клиникой, мы произвели в ней 60 000 абортов. Лично я в частной клинике сделал дополнительно ещё около 15 000 абортов. Таким образом, я лично отвечаю за 75 000 абортов. Гордости у меня от этой статистики, конечно, не прибавляется, но думаю, что лекция на эту тему из моих уст будет авторитетной и достоверной.

Я был основателем национальной ассоциации по отмене закона об абортах «NARAL» (National Association for Repeal of Abortion Laws), которая позднее была переименована в Лигу акции за право на аборты (National Abortion Rights Action League).

К тому времени это было чрезвычайно смело  основать подобное движение. Как я уже сказал, надеяться на реформирование законов об абортах не могло быть и речи. Если бы тогда было объективно изучено общественное мнение, то 99,5% американцев высказались бы против легализации абортов. Но маленькая группа в составе четырёх человек сумела за короткое время добиться упразднения закона об абортах, который действовал в штате Нью-Йорк 140 лет. Через три года после этого Верховный суд США опубликовал решение о легализации абортов во всех 50 штатах США.

Как мы добились этого? Тактику, которую мы избрали, используют с большими или меньшими отличиями во всем западном мире.

Наша группа «NARAL» знала: если будет проведено объективное изучение общественного мнения относительно абортов среди американцев, то мы потерпим сокрушительное поражение. И тогда мы поступили так: разослали в средства массовой информации данные фиктивного опроса, в результате которого 60% американцев будто бы высказались в пользу проведения абортов.

Эта тактика была очень успешной, и она оправдала наши ожидания. Если общественности длительное время внушать мысль о том, что большинство людей выступает за легализацию абортов, то с течением времени почти каждый выскажется в пользу этого. Очень мало найдется людей, которые захотят оказаться в меньшинстве. Это был один из наших хорошо продуманных приемов. Мы использовали абсолютно надуманные, фиктивные числа. Мне бы хотелось посоветовать своим слушателям быть очень осторожными и критически относиться ко всем опросам общественного мнения в средствах массовой информации.

Учли мы и то, что путём драматизирования ситуации быстрее привлечем к себе внимание, а вместе с этим легко осуществим свою программу легализации абортов. Поэтому мы сделали вот что: предоставили фальшивые данные о ежегодном количестве проведения абортов в США. Цифра, которую мы обнародовали через средства массовой информации, достигала одного миллиона, хотя в действительности она равнялась приблизительно 100 000. Если кто-нибудь долго и упорно повторяет заведомую ложь, она начинает звучать убедительно.

Нам была известна статистика о количестве женщин, умерших в США в течение года во время проведения нелегальных абортов. Цифра колебалась между 200 и 250 чел. Цифра, которую мы постоянно предъявляли средствам массовой информации, достигала 10 000.

Эти надуманные числа сыграли свою роль. Общественность Америки была уверена: законы о запрете абортов необходимо отменить. Если сопоставить реальные 100 000 абортов с подделанным количеством  1,55 миллиона (15-кратное увеличение), то вы можете себе представить, какие мифы, выдумки и враньё распространяют среди американской общественности.

Следующее наше утверждение было таково: если аборты и впредь будут запрещены, то нелегально их будет проводиться еще больше.

Конечно, это было не так! Если бы мы сегодня запретили аборты, то нелегально их не проводилось бы больше того количества, которое проводилось до этого.

Мы также утверждали, что с научной точки зрения невозможно доказать начало жизни с момента зачатия. Вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь,  это вопрос теологический, юридический или философский, считали мы, только не научно-биологический.

Это также излюбленная тактика групп, выступающих за проведение абортов. Они постоянно утверждают, что невозможно узнать, когда начинается жизнь, и что об этом мы вообще никогда не узнаем.

Однако определить начало жизни мы, в конце концов, смогли. Оно начинается во время зачатия, и с этих пор плод является человеческим существом. А разрешение на аборты означает не что иное, как плановое, не запрещенное уничтожение человеческой жизни. Аборт - это непростительное зло, смертельное насилие. Я согласен, что нежелательная беременность - это очень сложная дилемма. Однако искать ее решение в уничтожении жизни - означает позорное одобрение насилия. Как учёный, я знаю, что человеческая жизнь начинается с зачатия. И хотя я нерелигиозный человек, в глубине сердца я верю в существование Бога, который призывает нас сказать этому прискорбному  и  невыразимо ужасному преступлению против человечества решительное и неоспоримое «Нет!»

Конечно, врач, который откажется исполнять некоторые пункты должностных инструкций, рискует потерять работу. Но «профессия врача  это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов», - говорил Антон Павлович Чехов, как известно, врач по профессии.

История хранит благодарную память о тех, кто имел мужество стойко отстаивать то, что почитал святыней своей совести, рискуя потерять не только работу, но и жизнь. Об этом, например, свидетельствует Ветхий Завет.

«Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих имя одной Шифра, а другой Фуа: когда будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его; а если будет дочь, то пусть живет. Но повивальные бабки боялись Бога, и не делали так, как говорил им царь Египетский; и оставляли детей в живых. Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых? Повивальные бабки сказали фараону: "Еврейские женщины не как Египетские; они здоровы, ибо прежде, нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рожают." За сие Бог делал добро повивальным бабкам; а народ умножался и весьма усиливался». (Исход 1. 15-20).

 К сожалению, эти образцы мужества встречаются все реже.

По данным Всемирной Организации Здоровья, в мире производится ежегодно 40-60 млн. абортов. Каждый год уничтожается столько людей, сколько погибло во время Второй мировой войны. Это  массовое убийство, в котором участвуют матери, отцы, а также их родители, друзья и, конечно, медики. Без преувеличения можно сказать, что к этим убийствам прямо или косвенно причастно более ста миллионов людей. В истории человечества это беспрецедентная по своим масштабам и продолжительности война. Из года в год ее ведут родители против своих собственных детей, и врачи - против себя и против будущего своего государства.

  В результате абортов в стране складывается кризисная демографическая ситуация. Для нашего народа вопрос численности его населения, рождаемости - это вопрос исторического бытия, его жизни и смерти.

Для поддержания численности населения хотя бы на одном уровне необходимо, чтобы на каждые десять семей приходилось двадцать два ребенка, то есть более двух детей на семью. Это связано с тем, что не все дети доживают до брачного возраста и, кроме того, не все брачные пары могут иметь детей. По данным Госкомстата, в настоящее время в нашей стране на десять семей приходится менее двенадцати детей, то есть почти в два раза меньше, чем требуется для простого воспроизводства населения. Это означает, что через поколение, примерно через каждые двадцать пять лет, население нашей страны сокращается почти вдвое. Если в нашей стране сейчас проживает около 144 млн. человек, то через 25 лет в ней останется 79 млн., а через 50 лет  всего лишь 43 млн. По всей вероятности, можно утверждать, что такое население будет не в состоянии использовать и охранять всю свою огромную территорию. Следовательно, она может быть захвачена без всякой войны и кровопролития, только лишь за счет иммиграции, другими более многочисленными и активными народами. Нарушение естественного цикла воспроизводства народонаселения неизбежно приводит к тяжелым катаклизмам и катастрофам.

Если ситуация не изменится, то на нашем народе могут исполниться грозные слова Писания: «Вот, Я приведу на вас, дом Израилев, народ издалека, - говорит Господь, - народ сильный, народ древний, народ, языка которого ты не знаешь, и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его - как открытый гроб; все они - люди храбрые. И съедят они жатву твою и хлеб твой; съедят сыновей твоих и дочерей твоих, съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои; разрушат мечом укрепленные города твои, на которые ты надеешься. И если скажете: "За что Господь Бог наш дает нам все это?", то отвечай: "Так как вы оставили Меня и служили чужим богам в земле своей, то будете служить чужим в земле не вашей"». (Иер. 5. 15-17,19).

 

Как аборт влияет на супругов?

Существуют нравственные законы, осознанное или неосознанное нарушение которых с неизбежностью приводит к тяжелым и даже катастрофическим последствиям для тех, кто их преступает. Эти законы строги и неизменны, но их нарушение не всегда карается по законам человеческим. "Мне отмщение и Аз воздам", - говорит Господь. Бог покарал Каина, убившего своего брата Авеля, возложив печать на лицо его. Каинова печать - это некоторая духовная реальность, которую внимательный человек может безошибочно распознать. Душа человека, совершившего убийство, помрачается настолько, что это сказывается даже на его внешнем облике. Аборт, (а ведь аборт  это всегда убийство), меняет и внутреннее, и внешнее состояние человека, к этому действию причастному.

Женщина, совершая аборт, начинает испытывать чувства стыда и угрызений совести, тоски, безнадежности, ее преследуют кошмарные сны. Со временем она начинает осознавать себя виновницей гибели своего ребенка. Это осознание может прийти не сразу, но когда женщина осознает это, то очень сильно страдает и мучается, потому что она убивает в себе прекрасное, глубокое, Богом дарованное ей стремление быть матерью. Аборт  - это надругательство над женской природой.

Подчас меняется ее отношение и к мужу; быть может, где-то на уровне подсознания, женщина чувствует, что он предал свое призвание быть отцом и защитником, толкнув ее на преступление и допустив гибель своего ребенка. Под влиянием этих эмоциональных переживаний многие женщины впадают в глубокую депрессию и нуждаются в психологической, медицинской и социальной поддержке.

Вследствие доступности абортов женщина получает обманчивую возможность безнаказанно менять партнеров, но безнаказанность эта только кажущаяся. Как правило, женское бесплодие наступает в результате регулярной смены партнеров. Пять-семь таких перемен приводят к необратимым изменениям в женском организме, препятствующим зачинать новую жизнь, даже если женщина этого и захочет.

 В случае аборта для мужа тоже многое меняется. Он уже не может, хотя бы подсознательно, не ощущать себя предателем и изменником своему призванию быть защитником слабых и беззащитных. "Если придется умереть за жену - не отказывайся", - говорил великий святой древности Иоанн Златоуст, подразумевая, конечно, не только жену, но и детей. Кроме того, ведь объективно жена стала палачом его ребенка, поэтому он не может относиться к ней как прежде.

Это приводит к нарушению гармонии супружеской жизни и, как правило,   к разводам.

Об этом говорит и статистика разводов.

В начале ХХ века в России разводилось менее одного процента семей, а теперь в 70 раз больше - более 70%. Тогда аборты были запрещены и считались преступлением, а теперь разрешены и стали нормой.

Аборт разрушает не только личность мужа и жены, но и личность медицинских работников, его совершающих. Врачи и медсестры, причастные к аборту, не могут не чувствовать свою вину.

Д-р Б. Натансон в статье «Что ощущают врачи, когда делают аборт?» пишет об ужасных душевных переживаниях, которые испытывают медики, делающие аборты: «У одного из моих коллег во время каждого аборта были галлюцинации. Ему казалось, что зародыш старается воспрепятствовать аборту. Своими маленькими ноготками он будто бы цеплялся за стенки матки, боролся за то, чтобы остаться в своей защитной оболочке... Другие врачи обливались потом во время аборта, их руки дрожали. Между операциями они пили спиртное. Их мучили ужасные сны. Некоторые месяцами видели во сне только кровь».

Создается противоестественное положение: один и тот же врач то лишает жизни неродившегося ребенка, то помогает матери родить младенца и борется за его жизнь. Отсюда так много грубости и цинизма в сфере родовспоможения, которые негативно влияют на настроение и состояние роженицы и новорожденного младенца. 

Внимательные медики и родители знают, насколько благотворно сказывается на духовном развитии ребенка доброжелательное и любовное отношение к нему тех, кто первыми встречают его появление на свет. В одном из роддомов раздается звон колокольчиков, встречающий появление на свет нового человека.

Необходимо полностью разделить врачебные функции от совершения абортов, и тех людей, которые желают участвовать в операциях по прерыванию беременности, решительно отстранить от любой другой медицинской деятельности. В медицинских вузах и училищах нужно открыть специализацию по подготовке врачей и фельдшеров, получающих диплом только на право делать аборты. Работать эти медики могут в тех же роддомах или женских консультациях, на том же оборудовании, используя те же инструменты, но без права участия во всех других сферах родовспоможения. Роды должны принимать только те, кто достойно выполняет свой высокий врачебный долг.

Поэтому можно утверждать, что отказ от совершения абортов - это не право, а прямой долг врача, неукоснительное исполнение которого позволит оздоровить духовную атмосферу в родильных домах и других медицинских учреждениях, и, без сомнения, благотворно скажется на нравственном состоянии и историческом бытии всего нашего народа.

Вопрос о препятствии рождению детей стоял во все времена. Характерно, что нравственными людьми во все времена он решался одинаково.

Отец древней медицины Гиппократ рассматривал плодоизгнание как безнравственный поступок, недостойный врача. В присяге, которую принимали врачи школы Гиппократа, сказано: «...я не вручу никакой женщине абортивного пессария». А ведь Гиппократ был язычником и жил за несколько веков до Рождества Христова.

В Римской империи «женщина и лица, способствовавшие производству аборта, строго наказывались».

Участие в совершении аборта является нарушением принципа «Не навреди», известным из глубокой древности.

Церковь всегда относилась к аборту, как к смертному греху. «Посему и дающие врачество для извержения зачатого в утробе, суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы.» (Святой Василий Великий. Правило 8). Правила этого великого святого приняты как Церковные каноны, которыми руководствуются верующие на протяжении более полутора тысяч лет. В средние века аборт квалифицировался как тяжкое преступление, аналогичное убийству родственника. «В XVI в. почти во всех европейских странах (Англия, 1524; Германия, 1533; Франция; 1562) производство аборта каралось смертной казнью, которая впоследствии была заменена каторжными работами и тюремным заключением. Такое положение сохранилось во многих странах вплоть до первой половины ХХ века».

В дореволюционной России аборт был запрещен. Однако в РСФСР наказания за производство аборта были фактически отменены в первые же дни после Октябрьской революции.  Большевистское руководство в ноябре 1920 г. узаконило отмену наказания за произведение абортов. Тем самым это, по сути, антинародное правительство, объявившее Церковь и Православие врагами пролетарской революции и обрушившее на верующих неслыханные гонения, первым в мире законодательно разрешило аборты.

Тяжелейшие потери, которые понес наш народ в результате гражданской войны, голода, раскулачивания, репрессий, привели к тому, что в тридцатые годы политика партии и правительства изменилась на прямо противоположную. Официально это объяснялось ростом благосостояния трудящихся. «В результате роста благосостояния советского народа и с целью повышения рождаемости 27 июня 1936 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным и т.д.» Лица, нарушавшие закон, привлекались к уголовной ответственности».

Единственный раз за всю историю Советского Союза рождаемость в СССР вышла на дореволюционный уровень. Это было после окончания Великой Отечественной войны, когда в стране царил необыкновенно высокий патриотический и духовный подъем. Победа в Великой Отечественной войне была достигнута не только благодаря напряжению всех человеческих сил, но и благодаря чудесной помощи Божией. Именно поэтому и оказалось возможным то, чего никакая другая страна мира совершить была бы не в состоянии. Ни Англия, ни Франция, ни Америка не могли остановить чудовищную мощь фашистской Германии. Это оказалось под силу только русскому народу.

Духовный подъем, который был связан с победой, одержанной в этой тяжелейшей, кровопролитной войне, был обусловлен еще и тем, что Русская Православная Церковь получила некоторую свободу, и благотворное влияние православной веры на народ возросло, для многих став определяющим. Эти нравственные факторы способствовали росту рождаемости и быстрому восстановлению численности населения. Необходимо отметить, что в росте рождаемости значительную роль сыграло и то, что в тот период аборты были законодательно запрещены.

На сегодняшний день мы имеем совершенно иную картину. И в нашей стране, и за рубежом принимаются всё более либерализованные законы, по духу тождественные большевистским. Общественное мнение, формируемое законодателями и СМИ, подталкивает женщину к аборту, одобряет её решение, как единственно правильное, стремится избавить и ее, и медиков от укоров совести, потому что то, что они совершают, разрешено государственными законами и министерскими инструкциями.

 

Это была моя дочь

Предположим, как это часто бывает, женщина идет на аборт под давлением тяжелых жизненных обстоятельств. Пусть все, даже самые близкие люди, даже отец ребенка, толкают ее на этот роковой шаг, все равно, окончательное решение принимает она сама, и всю тяжесть расплаты ей приходится нести самой и, как правило, в одиночестве.

«Моя трагедия началась в тот злополучный день, когда я убила своего ребёнка, девочку, сделав, так называемый, поздний аборт. Я была беременна уже пять с половиной месяцев. Обратилась к врачу, так как моя семья настаивала на аборте. Я постоянно слышала от них: «Нэнси, может, ты ещё передумаешь?» Аборт  это была с самого начала только их идея.

Мой муж покинул меня и больше не вернулся. Взять на себя ответственность за троих детей он не решился.

Тогда я пошла к врачу и спросила: «Что мне делать?» Он посмотрел на мой живот и сказал: «Я удалю немного жидкости и немножко введу. У вас начнутся сильные схватки, которые вытолкнут зародыш». Я спросила: «И это всё?» То, что я услышала, звучало обнадеживающе. В больнице мне откачали немного околоплодной жидкости и ввели гипотонический раствор соли. Как только игла проникла в нижнюю часть моего живота, я возненавидела себя. Что было силы, я хотела закричать: «Перестаньте, пожалуйста, не делайте этого!» Но я не промолвила ни слова. Было уже слишком поздно что-либо изменить. Следующие полтора часа мой ребёнок в агонии бурно и резко ворочался во мне, травясь и задыхаясь. Но обо всём этом я не имела тогда ни малейшего понятия. Припоминаю, как я с ним говорила: говорила, что не хотела этого, что хотела, чтобы он жил. Но он умирал. Помню его последний резкий толчок в левом боку. После этого силы покинули его. Потом мне сделали внутривенную инъекцию для стимуляции схваток. Двенадцать часов меня мучили сильные боли. Рано утром я родила мёртвого ребёнка. У него уже были волосы на голове, глаза

его были расплющены. Я сама родила свою девочку, и я виновата в том, что её бросили в судно. После этого медсестра привела в палату еще одну беременную женщину. Она родила здорового мальчика. Это было как ножом по сердцу. Только теперь, после аборта, появились стыд, раскаяние и чувство вины...».

Нередко в храм приходят и старые, и молодые женщины, которые плачут и каются в том, что неоднократно совершали аборты. Смотришь на немолодую женщину, на ее большие, натруженные руки, спрашиваешь: "Ведь ты же всю жизнь трудилась и тяжело трудилась. Неужели не смогла бы поднять еще трех-четырех ребятишек?". Плачет и отвечает: "Смогла бы. Если бы я только знала! Но я была молодая, некому было меня научить тогда".

Представим себе фильм ужасов, в котором какой-нибудь маньяк приходит к матери, протягивает ей остро отточенный нож и говорит: "Зарежь своего ребенка! А если ты его не убьешь, я убью тебя!". Уверен, что любая мать согласится скорее умереть самой, нежели лишить жизни свое дитя. Но чем же неродившийся ребенок отличается от родившегося? Как же можно лишать его жизни?

Каждая женщина, решившаяся на этот шаг, должна знать, что аборт - это не просто хирургическое вмешательство, а действие, убивающее ребенка, живущего внутри нее. К большому сожалению, в современной медицинской литературе почти невозможно найти какие-либо сведения о негативных последствиях аборта. Вот и получается, что женщины идут на операцию под название «искусственное прерывание беременности», практически не имея представления о тяжелых последствиях этого бесчеловечного вмешательства в их жизнь.

Они не знают, что аборт часто приводит к бесплодию, выкидышам, преждевременным родам и что дети женщин, делавших аборты, имеют проблемы со здоровьем. С течением времени для многих женщин само воспоминание о сделанном аборте вызывает настоящие нравственные муки, которые приводят, к так называемому, постабортному синдрому. Это медицинское название эмоционального и психического нарушения, возникающего у многих женщин, перенесших аборт.

Бывают случаи, когда аборт, вызывающий у женщины сильный стресс, является одновременным толчком, стимулирующим развитие уже имеющейся у нее болезни, которая может иметь смертельный исход. Подобный пример мы находим в книге французского врача-дерматолога А. Магир «Кожные болезни как вестники души». Автор сообщает о 22-летней женщине, страдавшей тяжелым кожным заболеванием и депрессией, которая умерла от болезни кожи, но фактически от аборта, спровоцировавшего острое развитие заболевания. Для многих медиков подобные последствия аборта являются полной неожиданностью.

 

Ответственный за 75 000 абортов

Несколько лет назад появился видеофильм «Безмолвный крик». Современная ультразвуковая аппаратура позволяет получать четкое изображение плода в материнской утробе. Можно различать черты его лица. Видно, как он двигается, как сосет пальчик, как в безмолвном крике открывает рот, когда к нему приближается инструмент, чтобы разрушить его плоть и извлечь из утробы матери. Отрывок из лекции д-ра медицины Бернарда Натансона, автора этого фильма, мы предлагаем вниманию наших читателей.

«Многие из вас уже слышали обо мне как о директоре самой большой в мире клиники абортов, известной под «красивым» названием «Центр репродуцирования и сексуального здоровья». Находилась она в Нью-Йорке. За те два года, когда я руководил клиникой, мы произвели в ней 60 000 абортов. Лично я в частной клинике сделал дополнительно ещё около 15 000 абортов. Таким образом, я лично отвечаю за 75 000 абортов. Гордости у меня от этой статистики, конечно, не прибавляется, но думаю, что лекция на эту тему из моих уст будет авторитетной и достоверной.

Я был основателем национальной ассоциации по отмене закона об абортах «NARAL» (National Association for Repeal of Abortion Laws), которая позднее была переименована в Лигу акции за право на аборты (National Abortion Rights Action League).

К тому времени это было чрезвычайно смело  основать подобное движение. Как я уже сказал, надеяться на реформирование законов об абортах не могло быть и речи. Если бы тогда было объективно изучено общественное мнение, то 99,5% американцев высказались бы против легализации абортов. Но маленькая группа в составе четырёх человек сумела за короткое время добиться упразднения закона об абортах, который действовал в штате Нью-Йорк 140 лет. Через три года после этого Верховный суд США опубликовал решение о легализации абортов во всех 50 штатах США.

Как мы добились этого? Тактику, которую мы избрали, используют с большими или меньшими отличиями во всем западном мире.

Наша группа «NARAL» знала: если будет проведено объективное изучение общественного мнения относительно абортов среди американцев, то мы потерпим сокрушительное поражение. И тогда мы поступили так: разослали в средства массовой информации данные фиктивного опроса, в результате которого 60% американцев будто бы высказались в пользу проведения абортов.

Эта тактика была очень успешной, и она оправдала наши ожидания. Если общественности длительное время внушать мысль о том, что большинство людей выступает за легализацию абортов, то с течением времени почти каждый выскажется в пользу этого. Очень мало найдется людей, которые захотят оказаться в меньшинстве. Это был один из наших хорошо продуманных приемов. Мы использовали абсолютно надуманные, фиктивные числа. Мне бы хотелось посоветовать своим слушателям быть очень осторожными и критически относиться ко всем опросам общественного мнения в средствах массовой информации.

Учли мы и то, что путём драматизирования ситуации быстрее привлечем к себе внимание, а вместе с этим легко осуществим свою программу легализации абортов. Поэтому мы сделали вот что: предоставили фальшивые данные о ежегодном количестве проведения абортов в США. Цифра, которую мы обнародовали через средства массовой информации, достигала одного миллиона, хотя в действительности она равнялась приблизительно 100 000. Если кто-нибудь долго и упорно повторяет заведомую ложь, она начинает звучать убедительно.

Нам была известна статистика о количестве женщин, умерших в США в течение года во время проведения нелегальных абортов. Цифра колебалась между 200 и 250 чел. Цифра, которую мы постоянно предъявляли средствам массовой информации, достигала 10 000.

Эти надуманные числа сыграли свою роль. Общественность Америки была уверена: законы о запрете абортов необходимо отменить. Если сопоставить реальные 100 000 абортов с подделанным количеством  1,55 миллиона (15-кратное увеличение), то вы можете себе представить, какие мифы, выдумки и враньё распространяют среди американской общественности.

Следующее наше утверждение было таково: если аборты и впредь будут запрещены, то нелегально их будет проводиться еще больше.

Конечно, это было не так! Если бы мы сегодня запретили аборты, то нелегально их не проводилось бы больше того количества, которое проводилось до этого.

Мы также утверждали, что с научной точки зрения невозможно доказать начало жизни с момента зачатия. Вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь,  это вопрос теологический, юридический или философский, считали мы, только не научно-биологический.

Это также излюбленная тактика групп, выступающих за проведение абортов. Они постоянно утверждают, что невозможно узнать, когда начинается жизнь, и что об этом мы вообще никогда не узнаем.

Однако определить начало жизни мы, в конце концов, смогли. Оно начинается во время зачатия, и с этих пор плод является человеческим существом. А разрешение на аборты означает не что иное, как плановое, не запрещенное уничтожение человеческой жизни. Аборт - это непростительное зло, смертельное насилие. Я согласен, что нежелательная беременность - это очень сложная дилемма. Однако искать ее решение в уничтожении жизни - означает позорное одобрение насилия. Как учёный, я знаю, что человеческая жизнь начинается с зачатия. И хотя я нерелигиозный человек, в глубине сердца я верю в существование Бога, который призывает нас сказать этому прискорбному  и  невыразимо ужасному преступлению против человечества решительное и неоспоримое «Нет!»

Конечно, врач, который откажется исполнять некоторые пункты должностных инструкций, рискует потерять работу. Но «профессия врача  это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов», - говорил Антон Павлович Чехов, как известно, врач по профессии.

История хранит благодарную память о тех, кто имел мужество стойко отстаивать то, что почитал святыней своей совести, рискуя потерять не только работу, но и жизнь. Об этом, например, свидетельствует Ветхий Завет.

«Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих имя одной Шифра, а другой Фуа: когда будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его; а если будет дочь, то пусть живет. Но повивальные бабки боялись Бога, и не делали так, как говорил им царь Египетский; и оставляли детей в живых. Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых? Повивальные бабки сказали фараону: "Еврейские женщины не как Египетские; они здоровы, ибо прежде, нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рожают." За сие Бог делал добро повивальным бабкам; а народ умножался и весьма усиливался». (Исход 1. 15-20).

 К сожалению, эти образцы мужества встречаются все реже.

По данным Всемирной Организации Здоровья, в мире производится ежегодно 40-60 млн. абортов. Каждый год уничтожается столько людей, сколько погибло во время Второй мировой войны. Это  массовое убийство, в котором участвуют матери, отцы, а также их родители, друзья и, конечно, медики. Без преувеличения можно сказать, что к этим убийствам прямо или косвенно причастно более ста миллионов людей. В истории человечества это беспрецедентная по своим масштабам и продолжительности война. Из года в год ее ведут родители против своих собственных детей, и врачи - против себя и против будущего своего государства.

  В результате абортов в стране складывается кризисная демографическая ситуация. Для нашего народа вопрос численности его населения, рождаемости - это вопрос исторического бытия, его жизни и смерти.

Для поддержания численности населения хотя бы на одном уровне необходимо, чтобы на каждые десять семей приходилось двадцать два ребенка, то есть более двух детей на семью. Это связано с тем, что не все дети доживают до брачного возраста и, кроме того, не все брачные пары могут иметь детей. По данным Госкомстата, в настоящее время в нашей стране на десять семей приходится менее двенадцати детей, то есть почти в два раза меньше, чем требуется для простого воспроизводства населения. Это означает, что через поколение, примерно через каждые двадцать пять лет, население нашей страны сокращается почти вдвое. Если в нашей стране сейчас проживает около 144 млн. человек, то через 25 лет в ней останется 79 млн., а через 50 лет  всего лишь 43 млн. По всей вероятности, можно утверждать, что такое население будет не в состоянии использовать и охранять всю свою огромную территорию. Следовательно, она может быть захвачена без всякой войны и кровопролития, только лишь за счет иммиграции, другими более многочисленными и активными народами. Нарушение естественного цикла воспроизводства народонаселения неизбежно приводит к тяжелым катаклизмам и катастрофам.

Если ситуация не изменится, то на нашем народе могут исполниться грозные слова Писания: «Вот, Я приведу на вас, дом Израилев, народ издалека, - говорит Господь, - народ сильный, народ древний, народ, языка которого ты не знаешь, и не будешь понимать, что он говорит. Колчан его - как открытый гроб; все они - люди храбрые. И съедят они жатву твою и хлеб твой; съедят сыновей твоих и дочерей твоих, съедят овец твоих и волов твоих, съедят виноград твой и смоквы твои; разрушат мечом укрепленные города твои, на которые ты надеешься. И если скажете: "За что Господь Бог наш дает нам все это?", то отвечай: "Так как вы оставили Меня и служили чужим богам в земле своей, то будете служить чужим в земле не вашей"». (Иер. 5. 15-17,19).

 

Как аборт влияет на супругов?

Существуют нравственные законы, осознанное или неосознанное нарушение которых с неизбежностью приводит к тяжелым и даже катастрофическим последствиям для тех, кто их преступает. Эти законы строги и неизменны, но их нарушение не всегда карается по законам человеческим. "Мне отмщение и Аз воздам", - говорит Господь. Бог покарал Каина, убившего своего брата Авеля, возложив печать на лицо его. Каинова печать - это некоторая духовная реальность, которую внимательный человек может безошибочно распознать. Душа человека, совершившего убийство, помрачается настолько, что это сказывается даже на его внешнем облике. Аборт, (а ведь аборт  это всегда убийство), меняет и внутреннее, и внешнее состояние человека, к этому действию причастному.

Женщина, совершая аборт, начинает испытывать чувства стыда и угрызений совести, тоски, безнадежности, ее преследуют кошмарные сны. Со временем она начинает осознавать себя виновницей гибели своего ребенка. Это осознание может прийти не сразу, но когда женщина осознает это, то очень сильно страдает и мучается, потому что она убивает в себе прекрасное, глубокое, Богом дарованное ей стремление быть матерью. Аборт  - это надругательство над женской природой.

Подчас меняется ее отношение и к мужу; быть может, где-то на уровне подсознания, женщина чувствует, что он предал свое призвание быть отцом и защитником, толкнув ее на преступление и допустив гибель своего ребенка. Под влиянием этих эмоциональных переживаний многие женщины впадают в глубокую депрессию и нуждаются в психологической, медицинской и социальной поддержке.

Вследствие доступности абортов женщина получает обманчивую возможность безнаказанно менять партнеров, но безнаказанность эта только кажущаяся. Как правило, женское бесплодие наступает в результате регулярной смены партнеров. Пять-семь таких перемен приводят к необратимым изменениям в женском организме, препятствующим зачинать новую жизнь, даже если женщина этого и захочет.

 В случае аборта для мужа тоже многое меняется. Он уже не может, хотя бы подсознательно, не ощущать себя предателем и изменником своему призванию быть защитником слабых и беззащитных. "Если придется умереть за жену - не отказывайся", - говорил великий святой древности Иоанн Златоуст, подразумевая, конечно, не только жену, но и детей. Кроме того, ведь объективно жена стала палачом его ребенка, поэтому он не может относиться к ней как прежде.

Это приводит к нарушению гармонии супружеской жизни и, как правило,   к разводам.

Об этом говорит и статистика разводов.

В начале ХХ века в России разводилось менее одного процента семей, а теперь в 70 раз больше - более 70%. Тогда аборты были запрещены и считались преступлением, а теперь разрешены и стали нормой.

Аборт разрушает не только личность мужа и жены, но и личность медицинских работников, его совершающих. Врачи и медсестры, причастные к аборту, не могут не чувствовать свою вину.

Д-р Б. Натансон в статье «Что ощущают врачи, когда делают аборт?» пишет об ужасных душевных переживаниях, которые испытывают медики, делающие аборты: «У одного из моих коллег во время каждого аборта были галлюцинации. Ему казалось, что зародыш старается воспрепятствовать аборту. Своими маленькими ноготками он будто бы цеплялся за стенки матки, боролся за то, чтобы остаться в своей защитной оболочке... Другие врачи обливались потом во время аборта, их руки дрожали. Между операциями они пили спиртное. Их мучили ужасные сны. Некоторые месяцами видели во сне только кровь».

Создается противоестественное положение: один и тот же врач то лишает жизни неродившегося ребенка, то помогает матери родить младенца и борется за его жизнь. Отсюда так много грубости и цинизма в сфере родовспоможения, которые негативно влияют на настроение и состояние роженицы и новорожденного младенца. 

Внимательные медики и родители знают, насколько благотворно сказывается на духовном развитии ребенка доброжелательное и любовное отношение к нему тех, кто первыми встречают его появление на свет. В одном из роддомов раздается звон колокольчиков, встречающий появление на свет нового человека.

Необходимо полностью разделить врачебные функции от совершения абортов, и тех людей, которые желают участвовать в операциях по прерыванию беременности, решительно отстранить от любой другой медицинской деятельности. В медицинских вузах и училищах нужно открыть специализацию по подготовке врачей и фельдшеров, получающих диплом только на право делать аборты. Работать эти медики могут в тех же роддомах или женских консультациях, на том же оборудовании, используя те же инструменты, но без права участия во всех других сферах родовспоможения. Роды должны принимать только те, кто достойно выполняет свой высокий врачебный долг.

Поэтому можно утверждать, что отказ от совершения абортов - это не право, а прямой долг врача, неукоснительное исполнение которого позволит оздоровить духовную атмосферу в родильных домах и других медицинских учреждениях, и, без сомнения, благотворно скажется на нравственном состоянии и историческом бытии всего нашего народа.

Image 

 
« Пред.